18:39 

oshigaku

[Bostonian] ~What about romance? I’ll just throw in some porn and kill the main character~
Автор: Marik~
Название: “21 gram”
Получатель: Lina Freiheit на Второй Принцефест 2007 года
Пейринг: Oshitari/Gakuto
Рейтинг: PG-13 в целом
Жанр: general
Кол-во слов: ~3100 с хвостиком
Дисклеймер: все права у Кономи-сенсея. Damn!


ЗЫ. я знаю про Йоду и телеграф :gigi:

Наверно, все отношения строятся на том, что кто-то один всегда поддерживает другого. Более опытный или зрелый человек должен брать на себя заботу о более слабом. Так строятся отношения у мужчин и женщин. Но разве другие пары чем-то отличаются?

Гакуто никогда не чувствовал потребности в чьём-то крепком плече, когда он стоял в одном ряду с другими членами команды, готовясь к очередному матчу; он никогда не ощущал нужды в сильной руке, свободно бегая по узким бортикам вокруг озера, рискуя свалиться в воду. Но всё это было до Ошитари. Гакуто часто думал о том, насколько везучим он оказался, когда попал в один класс с этим человеком. Это было пять лет назад. С тех пор многое изменилось.

Гакуто не считает себя слабым или менее опытным, но в горячих объятиях Ошитари ему становится не до гордых взглядов и провоцирующих кричалок.
Когда он стал таким беспомощным? Он не может точно сказать. Сейчас Гакуто ощущает только приятный запах миндаля – жутко дорогой шампунь Ошитари, напряжение в мышцах и тёплое дыхание на своей шее. Гакуто сильнее обнимает мокрые от пота плечи Ошитари и устало кладёт голову ему на грудь. Ошитари поправляет на спине Гакуто тёплое бежевое одеяло. Он слегка улыбается. Он всегда так улыбается в такие вечера, отмечает Гакуто.
***
Это самый обычный будний день, похожий на многие другие летние дни. Исключение составляет только то, что этот день – начало последней недели перед новым школьным триместром в сентябре. Им предстоит очередной год в старшей школе Хётей. Только вот приближение осени совершенно не ощущается. На улице всё так же ярко светит горячее солнце, дует приятный тёплый ветерок, лениво прогуливаются парочки, слизывающие капли фруктового мороженого с пальцев. Но всё это за окном небольшого кафе, где устроились Ошитари с Гакуто, чтобы позавтракать.

Гакуто теребит в руках розовую салфетку и уныло смотрит в большое окно, у которого они выбрали столик. С другой стороны окна позолоченной краской написано название кафе «Silence». Возможно, в нём глубокий смысл, а может, владельцу это слово показалось красиво звучащим.
- Ecnelis, - вслух читает Гакуто вывеску со своей стороны.
- Что ты сказал? – Ошитари не отрывается от своей утренней газеты.
- Как переводится это слово? E-c-n-e-l-i-s, - по буквам диктует Гакуто, усмехаясь своей шутке над другом.
- Тишина, - бурчит в ответ Ошитари через несколько секунд раздумывания, переворачивая спортивную колонку со статьей про очередной день на US Open. Гакуто успевает краем глаза заметить небольшую фотографию Тезуки Кунимицу в углу статьи.
Гакуто падает на столик, едва не столкнув со стола свой бокал с шоколадно-банановым мороженым, купленный на деньги Ошитари.
- С тобой не интересно, - жалуется он, не поднимая головы.
Ошитари бурчит ему что-то в ответ.

Статья о том, как одна гигантская японская компания по производству энергетика поглотила другую крупную компанию, специализирующуюся на газировке, очень заинтересовала Ошитари. Он увлекся чтением мнений различных ведущих экономистов Японии и Америки по этому поводу, откладывая в голове самую полезную информацию. Статья о слиянии сменяется биржевыми сводками, и Ошитари достаёт свой личный блокнот в кожаном переплёте. Он делает несколько заметок, как его научил отец, и снова перелистывает страницу. Ошитари чувствует, как Гакуто пинает его под столом, и вздыхает. Он пробегает глазами по прогнозу погоды на последнюю неделю августа: все дни обещают быть солнечными и жаркими до раздражения.

- Гакуто, что? – спрашивает Ошитари, откладывая газету на край стола. Он берёт свой черный чай и делает глоток. Чай уже тёплый, и Ошитари морщится, ощущая неприятную волну остывшей жидкости, мчащуюся по его горлу вниз.
- Юность! – Гакуто вонзает десертную ложку в подтаявшее мороженое. Ложка глубоко проскальзывает в шоколадную массу, и Гакуто едва успевает её вытянуть. Он облизывает мороженое с ложки, смотря в тёмные глаза Ошитари. – Тут юность проходит, а ты читаешь бизнес-газеты!
- Я считаю, что юность дана, дабы обеспечить себе старость, - отвечает Ошитари.
Гакуто фыркает. Ошитари подзывает официантку и заказывает новую чашку горячего чая и два тоста с ветчиной и зеленью.
- Ты не прав, Юши, - Гакуто запускает в рот ложку с кусочком банана, политого шоколадом. Он со смаком причмокивает и вытирает губы новой розовой салфеткой. – Ты хочешь быстрее повзрослеть, а ведь в этом нет ничего хорошего! Тем более, читая заумные газеты, лежа на диване, никто никогда не взрослел!

Гакуто вдруг понимает, что перегибает палку, и захлопывает рот. Его большие синие глаза слегка округляются, показывая Ошитари, что его друг очень сожалеет. Ошитари усмехается, разглядывая круглое лицо Гакуто с узким следом шоколада над верхней губой.

Официантка приносит чай и два поджаристых тоста на серебристом подносе с выгравированным на нём названием кафе. Ошитари с наслаждением отпивает горячий чай, от которого поднимается тонкая струйка пара, откусывает кусок тоста и довольно вздыхает. Гакуто качает головой, не понимая мотивов Ошитари пить горячий чай в такую жару, пусть ещё и утро.

- Ты предлагаешь мне повзрослеть как-то по-другому? – спрашивает Ошитари, доедая тост.
Гакуто мотает головой, потеряв всякий интерес к разговору.
- Тогда к чему всё это?
- Просто ты зануда, Юши, - откликается Гакуто. Он отодвигает полупустой бокал в сторону.
- Отлично… - бормочет Ошитари, поправляя очки, скорее, по привычке, нежели из надобности.
- Когда ты последний раз радовался жизни?

Ошитари на секунду задумывается, вздёрнув брови. Он пытается понять, что его друг подразумевает под этим понятием. Для него радоваться жизни – не испытывать проблем. Ошитари понимает, что такой ответ не удовлетворит Гакуто, поэтому он старается оттянуть момент ответа, запивая второй тост чаем.

Гакуто морщит нос и стучит пальцем по лакированной поверхности столика. Нога, обутая в новый кроссовок, сама выбивает такт какой-то популярной этим летом мелодии. Он не сводит внимательного взгляда с Ошитари.

- Например, сейчас, - вдруг говорит Ошитари.
- Сейчас? – переспрашивает Гакуто, выпрямляясь.
- Я часто радуюсь жизни. Просто я делаю это спокойно. Не так, как ты.
- То есть, ты радуешься именно сейчас?
- Угу.
- Со мной?

Ошитари пожимает плечами.

Дверь в кафе открывается со звоном колокольчика. В зал входят Фуджи Сьюске и Кикумару Эйджи. Гакуто сразу узнаёт их по синим джемперам команды. Фуджи улыбается и приближается к их столику. Кикумару недовольно вздыхает, косясь на Гакуто, и идёт занимать свободный столик.
- Доброе утро, - нараспев произносит Фуджи. Ошитари здоровается с ним тоже, Гакуто только кивает в ответ.
- Тренируетесь?
- Да… Я попросил Эйджи погонять меня на кортах в этом парке, в обмен на завтрак, конечно, за мой счёт, - Фуджи кивает в сторону окна с противоположной стороны. – В последнее время я что-то рассеян на тренировках, - машинально добавляет Фуджи. Его взгляд падает на газету, которую ранее читал Ошитари. – Утренняя?
- Ага, только привезли в магазины, - Ошитари подвигает газету Фуджи. – Статья про US Open на одиннадцатой странице.
- Эм, спасибо, - бормочет Фуджи, хватая газету.

Ошитари наблюдает, как он взволнованно открывает нужную страницу и смотрит на фотографию Тезуки. Фуджи пробегается глазами по сетке соревнований и облегчено вздыхает, хотя в его глазах можно отметить двоякую реакцию. Он вытаскивает страницы со статьей и возвращает остальное Ошитари, благодарно кивая.

- Сейгаку так переживают за своего капитана, что аж бледнеют, - смеётся Гакуто, провожая Фуджи взглядом.
- Ты бы переживал за Атобе? – спрашивает Ошитари.

Пауза.

- Нееет, - в один голос говорят они и начинают смеяться.

- Нэ, Юши, - Гакуто двигается ближе к окну, рассматривая людей, идущих по улицам в лёгкой летней одежде. – Ты знаешь, сколько весит душа?

Ошитари бросает взгляд в окно, пытаясь понять, что интересного там увидел его друг.

- 21 грамм, - отвечает он. – Я где-то читал об этом. Спорные статьи, конечно.
- А я в это верю, - Гакуто поворачивается к нему лицом и улыбается. – Мне кажется, Юши не хватает двадцати одного грамма веса.

- У меня нет души?

- Давай сегодня не пойдём на тренировку, - беспечно предлагает Гакуто. – А погуляем по парку. Зато представь потом лица Сакаки и Атобе! Они будут в ярости!
- И наверняка будут грозить исключением, - замечает Ошитари.
- Тебе это не страшно! Ты не заменим для Хётей!
- А ты? – машинально спрашивает Ошитари.

Гакуто напрягается и краснеет. Ошитари знает, что это не предвещает хорошего исхода утренней беседы. Он пытается взять Гакуто за руку, чтобы успокоить, но тот резко встаёт, берёт чехол с ракеткой и убегает.

Проносясь мимо окна, за которым сидит Ошитари, Гакуто притормаживает, показывает ему язык и снова убегает. Ошитари вздыхает. В принципе, это самая обычная ссора, которых между ними за всё то время, что они встречаются, было несколько сотен. Но что-то не даёт Ошитари расслабиться с надеждой на то, что вечернее приглашение в кино успокоит Гакуто. Как обычно.

На тренировке Гакуто так и не появляется.

Машинально отбивая Шишидо обратно все его мячи, Ошитари с сожалением думает о том, что не пошёл за Гакуто. Тот, скорее всего, ждал его в парке на их обычном месте. Они бы быстро помирились и вместе пришли на тренировку. От этого настроение у Ошитари совсем портиться, и он начинает сердиться на своего друга за эту глупую ссору.
Шишидо едва успевает предупредить Ошитари о летящем в него мяче. Ошитари отклоняется в сторону. Мяч с глухим стуком попадает прямо в линию. Ошитари снова задумывается, невидящим взглядом уставившись в то место, где только что ударился мяч.

- Вааа, какой удар! – кричит Джиро с соседнего корта. Он играет тренировочный матч с Атобе.
- Джиро! – раздраженно окликает его Атобе.
Джиро машет ему рукой. Атобе только закатывает глаза.
- Подавай, - уже спокойно говорит Атобе, подкидывая лёгким резаным ударом мяч своему оппоненту.

Ошитари извиняется перед Шишидо и уходит с корта. Он проходит мимо хмурого Сакаки-сенсея, стоящего на выходе, сложив руки на груди. Тренер ничего не говорит ему, спокойно пропуская юношу.

Ошитари падает на скамейку в раздевалке. Он вытирает пот с лица и шеи пурпурным полотенцем, хватает с подоконника свою бутылку с водой и залпом выпивает четверть.

Полдень. Солнце уютно устроилось на безоблачном небе, и теперь поливает землю своими горячими лучами.

Ошитари, понимая, что на тренировке от него теперь мало толку, уходит домой.

***
Очередная статья в ежедневной бизнес-газете. Ошитари поднимает глаза, чтобы дать им немного отдохнуть перед началом чтения. У него под рукой неизменный блокнот. Ошитари делает новую пометку на полях и ставит несколько восклицательных знаков.

Это последний день перед началом занятий. Погода жутко действует на нервы своей высокой температурой и отсутствием малейшего ветра. Улицы Токио напоминают подножие вулкана: тепло поднимается от горячего асфальта, люди, как струйки лавы, пробегают по улицам в лёгких майках и шортах, с бутылками охлажденной воды в руках.

Это всё тоже кафе на тихой улочке подле одного из парков Гиндза. Надпись «Silence» на окне помутнела, и золотые буквы теперь выглядят скорее раздражающими, чем привлекающими внимание.

Ошитари удалось помириться с Гакуто, но всё равно друг теперь реже соглашается составлять ему компанию по утрам. Возможно, если бы Ошитари избавился от привычки читать «эти ужасные газеты», Гакуто завтракал бы с ним в этом кафе с большей радостью.

Биржевые сводки сменяются спортивной страницей. Ошитари пробегает глазами по сетке USO. Четвертьфинал. Имя Тезуки стоит напротив имени Налбандяна. Матч сегодня днём. Ошитари вздыхает и закрывает газету. Он думает о том, как должен быть рад Фуджи Сьюске – Тезука скоро вернётся в Японию. Скорее пойдёт дождь, чем он победит, решает Ошитари.

Гакуто появляется неожиданно. Ошитари слышит тихий стук по стеклу и поворачивает голову. Он стоит на улице и с удовольствием поедает мороженое. Гакуто машет Ошитари и поднимает большой красный пакет в руке. Ошитари нахмуривается, пытаясь понять, что там может быть. К сожалению, он не обладает рентгеновским зрением. Ошитари выходит на улицу. Гакуто хватает его за руку и тащит в парк.

Они устраиваются на небольшом пригорке в отдалении от шумных отдыхающих у озера. Здесь едва слышен стук теннисного мяча о корт. Здесь почти ничего не слышно. Внизу, под пригорком, загорает несколько девушек. Молодая семейная парочка пристроилась под большим раскидистым деревом, почти единственным на этом поле. Ошитари падает на траву, закинув руки за голову. Гакуто устраивается у него на животе. Ошитари недовольно кряхтит, но Гакуто не придаёт этому значения.

- Что в пакете? – Ошитари смотрит на прямую спину Гакуто, пробегаясь по ней пальцами. Гакуто разворачивается.
- Я купил тут одну вещь, чтобы доказать тебе, что жизнь прекрасна.
- Я это знаю, - слабо возражает Ошитари.
Гакуто опускает ему на грудь тяжелый пакет и достаёт из него большую цветастую коробку.
- Всегда мечтал о такой штуке, - произносит Гакуто восхищенно. Он открывает коробку.

Бумеранг оказывается самым настоящим. Ошитари с интересом изучает нехитрое приспособление охоты австралийских туземцев. По идее, это всего лишь небольшая изогнутая палка, отполированная другой палкой или камнем, которую ещё надо умело бросать. Но этот бумеранг наверняка обошелся Гакуто в крупную сумму японских йен. Бумеранг блестит на солнце своими гладкими боками. Он выкрашен чёрной краской, но на концах есть две широкие белые полосы. Этот экземпляр явно не из тех декоративных бумерангов, что висят на стенах у отца Ошитари в кабинете и в библиотеке.

- Ты хочешь побегать за бумерангом? – спрашивает Ошитари, усаживаясь удобнее.
- Почему? – Гакуто отводит восхищенный взгляд от бумеранга, чтобы уставиться на друга. – Он же сам должен вернуться.

Ошитари хмыкает. Чего и стоило ожидать от Гакуто, насмотревшегося западных боевиков.

Гакуто хватает свой бумеранг и вскакивает. Он прицеливается в небо, замахивается и запускает бумеранг вдаль. Ошитари вместе с ним проводит взглядом черную точку, пока та не падает недалеко от них, едва сделав разворот обратно. Гакуто замирает с бледным лицом, на котором явно виден крах всех детских мечтаний. Ошитари не может сдержать смеха.

Гакуто сердито топает ногой и накидывается на него.

Поцелуй получается жарким не только из-за тридцатиградусной температуры воздуха вокруг них. Гакуто довольно улыбается, когда Ошитари спихивает его с себя.

- Бумеранг – это сплошная физика, - произносит Ошитари, вытирая чуть опухшие от поцелуя губы, с цветом которых могут сравниться разве что волосы Гакуто.
- Ууууу, - стонет Гакуто, закрывая уши. – Только не это!
- Молчу, молчу, - Ошитари закрывает себе рот.

Ошитари наблюдает за Гакуто, полчаса бегающим по полю за бумерангом, но неустанно кидающим своё приобретение в воздух. Через какое-то время он начинает понимать, что ему хотел доказать Гакуто, Несмотря на череду неудач, полное непонимание физики предмета, жаркую погоду, Гакуто получает удовольствие от познания мира методом проб и ошибок. Ошитари почти завидует неуёмной энергии своего друга. На лице Гакуто напряжение, смешанное с огромным желанием получить бумерангов по затылку. Ошитари не выдерживает и идёт к Гакуто.

- Дай мне попробовать, - просит он.
Гакуто кивает и пихает ему в руку бумеранг. Ошитари проверяет его вес, затем захватывает, представляя в руке ракетку. Он мало читал о бумерангах. Это были отрывочные сведения из каких-то отвлеченных книг, но теория ему известна более или менее.

Когда бумеранг падает в траву, пролетев с десяток метров, Гакуто начинает смеяться. Он пихает Ошитари в бок, продолжая хихикать. Ошитари молча смотрит на чёрный бок бумеранга, блестящий в лучах полуденного солнца.

- Спорим, я первый заставлю его вернуться, - вдруг говорит Ошитари.
Гакуто перестаёт смеяться и удивленно смотрит на него.
- А??
- Он вернётся ко мне первым, - Ошитари сбегает с горы, намереваясь первым схватить бумеранг и запустить его ещё раз.
Гакуто припускается за ним, расправив руки в стороны.

Солнце уже стало потихоньку опускаться и сбавлять жар. Вечер вступает в свои права. Ошитари тяжело дышит, лежа на траве, Гакуто пристроился у него на груди. Бумеранг – поблекший, с облупившейся на концах краской – валяется рядом.

- Ты победил, - говорит Ошитари, пытаясь дотянуться до своей белой футболки, отброшенной в сторону.
- Ты сомневался? – Гакуто барабанит пальцами по плоскому животу Ошитари. Заметив попытки друга, Гакуто хватает футболку и передаёт ему.
- Немного, - следует ответ. – Что ты хочешь в знак признания поражения?
Гакуто задумывается на секунду, затем в его глазах внезапно будто загорается огонёк.
- Есть одно место, куда я должен тебя обязательно сводить, чтобы завершить свою терапию. У тебя есть время?
- Конечно, сенсей, - усмехается Ошитари.

- Гакуто…
Грохот колёс поезда заглушает слова Ошитари, обращенные к Гакуто. Когда стук стихает, Ошитари не успевает снова задать вопрос, потому что его друг взлетает по высокой хлипкой ржавой лестнице вверх. Он встаёт на небольшую платформу над рельсами. Всего в полуметре над крышей вагонов. Гакуто манит его рукой, нетерпеливо подпрыгивая на месте.
- Осторожнее, - бормочет Ошитари скорее себе, чем Гакуто, ступая на первую ступеньку.

Он крепко держится за шатающиеся перила, взбираясь на площадку к Гакуто. Ступеньки предательски скрипят после каждого шага. Наконец, он оказывается наверху.

Ошитари с восхищением обводит взглядом картину полного запустения. Две железные дороги, уходящие вдаль. Рыжая сухая земля, редкие растения. Небольшой консервный завод в десяти минутах ходьбы. Небо, окрашенное в красные, желтые, оранжевые и фиолетовые цвета. Небо, простирающееся далеко за нечёткой линией горизонта.

- Ты часто тут бываешь? – спрашивает Ошитари.
Гакуто кивает.
- Несколько раз в месяц обязательно, это, знаешь ли, моё секретное место! – Гакуто делает очень серьезное выражение лица, к которому Ошитари не привык.
- Скоро будет ещё один поезд, - предупреждает Гакуто, опираясь на перила.
- Тут не опасно стоять?
- Не-а, - Гакуто перекидывает ноги через перила и усаживается. Он начинает болтать тонкими ногами в воздухе. – Ты должен будешь кое-что сделать.
- Я?
- Конечно. Я же тебя не просто так сюда привёл.
Ошитари признаёт, что сегодня Гакуто будет ведущим, и доверяет себя ему.

- Когда поезд будет проезжать, ты перекинешься через перила и будешь кричать что есть мочи, пока не охрипнешь! Можешь топать ногами и говорить плохие слова, всё равно этого никто не услышит, даже я.
Ошитари нахмуривается.
- И ты будешь кричать до тех пор, пока не почувствуешь, что твоя душа вернулась и привела с собой твою юность.
- Как пафосно, - комментирует Ошитари.
Гакуто опускает свой маленький кулак на голову Ошитари, тот замолкает.
- Хорошо, - отвечает Ошитари, взвесив все «за» и «против». – Я сделаю это. Когда будет следующий поезд?
В ожидании поезда, Ошитари и Гакуто немного заскучали. Они ничего не говорят друг другу, погруженные в какие-то свои мысли. Ошитари всё ещё не может поверить, что согласился на подобный шаг, но он чувствует, что Гакуто знает, чем ему помочь.

С запада пришли свинцовые тучи, угрожающие обрушить на Токио гром и молнии. Небо почернело, и только кое-где пробиваются красные лучи заката.

Ошитари отмечает, что этого не было в прогнозе погоды на сегодня в его любимой газете.

- Едет! – восклицает Гакуто, приподнимаясь на цыпочках. – Я его вижу!
Ошитари хватает его за руку.

На площадке появляются первые крупные капли дождя.

Грохот колёс закладывает уши.

Гакуто расправляет свои руки и начинает кричать. Ошитари едва может разобрать какие-то звуки. Он ощущает порыв холодного воздуха, заставляющий его тоже расправить руки в стороны. Его пальцы касаются пальцев Гакуто.

Ошитари начинает кричать.

С этими ощущениями ничто не может сравниться в этой жизни. Ощущение полной свободы перед собой и перед другими. То, чего мы часто не можем позволить себе сделать просто так, то, что будет осуждено обществом. Это мешает оставаться детьми.

Ошитари кричит снова, набрав в лёгкие воздуха. Он смотрит на фиолетовое небо.

Они не слышат раскатов грома и не видят сверкнувших молний.

Только страшный грохот поезда в ушах, лёгкость в голове и темнота перед глазами.

Не обязательно кому-то занимать лидирующую позицию и сильному оберегать слабого. Можно поддерживать друг друга, просто идя за руки.

В этом мире есть место преодолению суждений и стереотипов.

Тезука Кунимицу выигрывает в пяти сетах у аргентинца, на Токио обрушивается сильный ливень, свежий ветер с запада приносит с собой холодный воздух и новые силы.

В Токио пришла осень.

@темы: Mukahi Gakuto, Oshitari Yuushi, fanfiction

Комментарии
2009-05-16 в 19:03 

~JJ-rock!~
Очень понравилась атмосфера^^ Такой кусочек из жизни, с вкраплением разных людей и пересечение судеб)
Отличный фик^^

2009-05-17 в 20:19 

Joaquin
А был бы у меня короткоствол - все сложилось бы иначе!
Так точно. Найс фик.
ЗЫ. я знаю про Йоду и телеграф
Да!:gigi:

2009-05-19 в 02:17 

ты дрова, садахару.(с)фуджи сюске
Kati Manequin
блин! от чесно мне всегда везло на фестах!!!!
что на прошлом Нио мне написал офигенный фик, что на позапрошлый ты)))))

честно, я обожаю этот фик!!!!!!!!!!!!!!!
я так люблю, как ты пишешь про Ошитари и Гакуто)))

     

氷帝学園テニスブ - Hyoutei Junior High Tennis Club

главная