14:43 

Мини-фест

[氷の中燃える炎] || [Это Хётей, детка! Добро пожаловать в реальность!] || [It’s sexual deviancy to have a voice fetish, right?]
Название: Хотеть не вредно
Автор: Джи-чан
Альфа: mavRrik
Бета: MsWord и Niou Masaharu
Фендом: Принц Тенниса
Пейринг: Оотори/Шишидо, Ошитари/Мукахи
Рейтинг: вроде бы R…
Жанр: как бы я ни старалась сделать из этого серьезный фик с серьезной идеей… а получилось все равно недо-PWP :gigi:
Дисклеймер: если бы ПТ принадлежал мне, то это была бы история о Хётее… так что не имею, не извлекаю, не несу.
Предупреждения: 1. Я могла немного запутаться в хронологии… но надеюсь, что не очень )) 2. Во всем виноват Ошитари - это кинк, ничего не могу с собой поделать ))
Получатель: Levittra_Hazard (извини, но НЦу я не потяну пока :alles: )


Впервые Оотори Чотаро увидел Шишидо Рё, будучи еще учеником младшей школы Хётей. Совершенно случайно он и его одноклассник Хиёши-кун шли домой после занятий и услышали шум с кортов. Чотаро никогда особо не интересовался теннисом, как впрочем, и никаким другим спортом – он был музыкантом до мозга костей. Хотя теннис, в принципе, был достаточно красивым спортом с его точки зрения. Но это и все, желания прыгать за мячиком по корту у Чотаро никогда не возникало. Вплоть до этого дня, когда два щупленьких мальчика никак не могли обыграть одного, высокомерно смотрящего на них с другой стороны сетки. Почему-то у Чотаро совершенно никаких чувств не вызвал победитель того вечера, новый школьный «король», Атобе Кейго. Мальчик, безусловно, играл великолепно, но… но глаза младшеклассника никак не могли оторваться от фигуры с длинным каштановым хвостом, от которой исходила такая безумная аура, что Чотаро даже забыл где он и что происходит. Таких эмоций он не испытывал еще ни разу в своей жизни, даже играя на любимой скрипке. Этот мальчик просто затягивал в себя, заражал своей безумной, совершенно ненормальной любовью к игре и просто невероятной волей к победе. В тот вечер первыми словами, сказанными Чотаро матери по возвращении домой, были не стандартные «Я дома!», а «Мам, я хочу играть в теннис!»

*

В первый год средней школы Чотаро записался в теннисный клуб. За последний год он немного подучился играть с частным преподавателем, и даже смог выгодно отличаться от абсолютного большинства новичков (лучше него были только Хиёши-кун, загоревшийся идеей превзойти Атобе-семпая, и Кабаджи-кун, который просто невероятно копировал все техники), поэтому его заметили. Правда, заметил его вовсе не тот, чьи горящие азартом синие глаза ему снились ночами. Таки-семпай предложил ему учиться играть парные и Чотаро согласился – ведь так гораздо больше шансов на втором курсе попасть в команду. Надо сказать, что даже для такого новичка как Чотаро было очевидно, что хороших парных игроков Хётею в следующем году, после выпуска практически всей нынешней команды, будет катастрофически не хватать: действительно хорошо даблс играл разве что Мукахи-семпай, у которого одиночные получались уж очень плохо, но зато сыграться для парных он мог с кем угодно в рекордно короткое время. Так что Чотаро начал тренироваться вместе с Таки-семпаем, не прекращая наблюдать за своим вдохновителем, пытающимся играть одиночные. Так прошел еще один год.

*

На втором году Чотаро Атобе-семпай стал капитаном. Любой хотя бы минимум зрячий давно бы заметил, кто именно при Атобе войдет в команду – он моментально мог выделить самых лучших даже в клубе из 200 человек и с самого момента их выявления тренировал их с упорством, достойным настоящего капитана. Чотаро очень льстило, что он попал в это число. С первых же «отборочных» матчей их с Таки-семпаем пара вошла в команду. Шишидо-семпай тоже попал в команду. Атобе-семпай тогда скривился, утверждая его на одиночные, но Мукахи-семпай играл сейчас только с Ошитари-семпаем, а с Чотаро и Таки в команде парные были заполнены. И все же Шишидо-семпай играл хорошо, с точки зрения Чотаро. По крайней мере, Чотаро все так же затягивала его игра и ему стоило огромных усилий не отвлекаться от своей.

*

- Эй, Рё! Ты скотина! Ты знал, что я хотел взять это пирожное! – Мукахи-семпай вырывался из рук смеющегося Ошитари-семпая и пытался достать до Шишидо с намерением «пересчитать зубы», как он выразился.

- Хотеть не вредно, Мукахи, - с забитым ртом ответил Рё. Атобе-сан закатил глаза и подозвал горничную, одновременно слегка треснув довольно жующего пирожное Шишидо по макушке. Почему-то у Чотаро мелькнуло желание в ответ ударить капитана. Конечно, он этого не сделал, но это желание смутило его, и он думал об этом весь вечер.

*

Когда Шишидо-семпай проиграл Тачибане-сану из Фудомине, это было как конец света для Чотаро. Потому что конец света был в глубоких синих глазах Шишидо-семпая.

А на следующий день гордый Шишидо Рё подошел после тренировки к Чотаро и, глядя прямо в глаза, попросил о помощи… и Чотаро ему отказал. "Потому что так нельзя… ведь это же… это же так опасно! А если я попаду в голову? Да на такой скорости можно мячом сломать ноги, руки, проломить череп! Шишидо-семпай, да о чем ты только думаешь?! Нет, я не могу!"

*

Шишидо-семпай не разговаривал с ним. То есть совсем. Всегда очень приветливый, он сейчас проходил мимо, даже не повернув головы и не сказав ни слова. А, проходя поздним вечером после занятий в музыкальном клубе мимо кортов, Чотаро всегда, каждый день видел Шишидо напротив машины, выбрасывающей мячики на невероятной скорости. И каждый день на видимых из-под теннисной формы участках тела семпая было все больше синяков и ссадин.

Чотаро сдался в конце второй недели. Однажды ночью машина, с которой тренировался Рё, просто выключилась, и из темноты за ней появился высокий юноша с серебристыми волосами, полностью одетый в форму и с ракеткой в руках.

- Оотори?

- По крайней мере, - вздохнул мальчик, - я могу контролировать силу ударов…

Улыбка на лице старшего определенно стоила пропущенного урока музыки. И всех тех, что последуют за ним. До тех пор, пока эти глаза на него смотрели ТАК, Чотаро было все равно.

*

Каждый день, каждый божий день!

Синяки становились серьезнее, но их становилось определенно меньше. Шишидо очень быстро учился, на самом деле. Просто он был из тех людей, которые учатся у живых, а не у машин, выплевывающих желтые мячики. Поэтому Оотори был совершенно не удивлен когда Шишидо с легкостью обыграл Таки месяц спустя. Во время матча за спиной Оотори стоял Ошитари.

- За кого болеешь, Оотори-кун? – даже не видя, Чотаро мог с уверенностью сказать, что на лице гения сейчас играет знающая усмешка. Мальчик покраснел и промолчал: он не мог соврать семпаю, а сказать правду означало обидеть своего партнера по парным, который многому его научил.

*

Пожалуй, чувственнее сцены Оотори в своей жизни еще не видел. Когда длинные волосы семпая упали на дорожку, его пробрала дрожь. Он опять не мог оторвать глаз от этого человека. Отдать ему свое место в команде? Да Чотаро ему жизнь отдал бы, если бы сказали! Неужели сейчас что-то имеет значение, кроме этой фигуры на коленях и этих глаз, широко раскрытых в удивлении, когда Рё резко повернулся на его слова.

В эту ночь Чотаро увидел первый в своей до сих пор невинной жизни эротический сон…

*

Руки скользят по смуглой коже от кубиков пресса вверх, поспешно стягивая майку и зарываясь в короткие, но очень густые мягкие волосы. Губы горят, обжигаемые такой горячей кожей. Под губами бьется артерия – быстро-быстро и так сильно – хочется прокусить ее и глотнуть горячей крови, смешать эту кровь со своей. В спину впились короткие обгрызенные ногти, с силой прижимая к себе, пока не исчезнет грань, разделяющая тела. Руки в мозолях, но чувства от этого только ярче, осознаннее. Впиваешься губами в жилку под самым ухом, вдавливая это тело своим в стену. Горячее дыхание над твоим ухом – самая лучшая музыка из всего, что ты слышал в жизни, а слышал ты немало, ведь ты же музыкант. Тело между тобой и стеной выгибается навстречу, открывая шею еще больше, и ты прикусываешь-таки легонько жилку, а затем, как бы извиняясь, проводишь по ней языком и прикусываешь мочку уха. Руки на твоей спине шарят бесцельно, а затем как-то очень быстро опускаются ниже и цепляются за пояс джинсов, пытаясь хоть немного стянуть их вниз. Ты отрываешься от уха и расфокусированым прежде взглядом смотришь в горящие такой знакомой страстью глубокие синие глаза. А затем…

…ты просыпаешься. Вскакиваешь, ошалело оглядываясь по сторонам и понимая, что ты дома, в своей постели… совершенно один. Часы показывают начало четвертого и единственное, что ты сейчас можешь осознать затуманенным разумом – это то, что тебе срочно нужно в душ. И плевать на то, что отец уже встал и собирается на работу – это абсолютно неважно и он поймет и… и это просто неважно. Важно только то, что ты теперь никогда не сможешь посмотреть ему в глаза. Ты никогда больше не сможешь смотреть на него так, как раньше… а ведь вам теперь играть парные…

*

Впервые в жизни Чотаро радовался, по-настоящему радовался своему несуразно высокому для японца росту и недюжинной силе. Раньше его из-за этого обидно дразнили, но сейчас его это не беспокоило. Только благодаря своему росту и силе он играл на задней линии и Шишидо-семпай не мог видеть его горящего лица. Не смотреть в глаза оказалось очень сложно – они все так же притягивали. Но лучше так, чем…

- Гейм и матч, Ошитари-Мукахи, 6-2! – голос капитана вырвал его из задумчивости. Шишидо-семпай чертыхнулся. Атобе строго посмотрел в его сторону, когда они приблизились: - Шишидо, Оотори, вам надо больше следить за игрой друг друга, понять ее. Шишидо, не забывай, что ты не один теперь на своей стороне корта. Оотори, тебе нужно научиться контролировать силу подачи. Пятнадцать минут передышки, потом идешь играть против Джиро. Шишидо, внимательно следи за его игрой. Затем меняетесь – Шишидо играет с Кабаджи, Оотори – ты наблюдаешь, - и капитан отправился дальше, комментировать игру остальных.

- Извини, Шишидо-семпай… - Чотаро не смел поднять глаз.

- М? Ты о чем? Да ладно тебе, Чотаро, мы играем всего неделю и уже выиграли два гейма у Ошитари и Мукахи! Это достижение, - Шишидо глотнул воды из бутылки и хлопнул по лавочке рядом с собой. Чотаро покраснел, снова вспоминая сны, не оставляющие его ночами, но сел. Он все ерзал, стараясь не сидеть слишком близко, но и не отодвигаться слишком явно. Через положенные 15 минут он вскочил и побежал будить Джиро-семпая. Сидящий сзади Ошитари проводил его заинтересованным взглядом, который никто даже не заметил.

Джиро разгромил его практически в сухую – за все 6 геймов Оотори заработал всего 15 очков и те случайно. Он так волновался, что никак не мог попасть по мячу. Шишидо хмурился, но ничего не говорил. Только хлопнул его по плечу, как бы говоря «Не раскисай!» (от чего у мальчика по всему телу прошла дрожь), направляясь на корт за Кабаджи. Чотаро сел и стал следить за стилем игры партнера, практически впитывая каждое его движение, каждый прыжок, взмах рукой… то, как его мокрые от пота шорты липли к телу, как задиралась футболка при особо сильном замахе или высоком прыжке, как…

- Вкусно? – прошептал голос прямо в ухо и Чотаро дернулся в испуге, резко поворачивая голову. За его спиной, перегнувшись через спинку лавочки, стоял Ошитари.

- Семпай? – Оотори оглянулся в поисках какой-нибудь поддержки, потому что взгляд гения не сулил ему ничего хорошего. Его надежды не оправдались – только Джиро спал на трибуне, мирно посапывая, больше никого рядом не было. Чотаро с опаской посмотрел на старшего. – Что ты имеешь в виду?

Ошитари улыбнулся, чем-то напоминая Чотаро вампира перед трапезой, и мальчик побледнел.

- Я спросил, вкусно ли… - темноволосый гений посмотрел в сторону корта. – Ты просто пожираешь его глазами, вот мне и стало интересно… - взгляд синих, похожих на глаза Шишидо, но очень холодных, глаз вернулся к лицу стремительно краснеющего Чотаро.

- С-… с-семпай…

- Нанъя, Оотори-кун? Ты влюбился? – Ошитари шептал очень тихо, в самое ухо младшему. Испуг в глазах кохая ответил на его вопрос лучше слов и Ошитари улыбнулся еще шире. – И что же в таком случае нужно делать?

- С чем делать? – позвучал голос из-за спины и Чотаро вновь резко повернулся.

- Шишидо-семпай!

- Ои, Оотори! Ты вообще-то должен был следить за моей игрой, помнится… - Шишидо хмурился и злился. Оотори виновато смотрел в землю у ног семпая.

- Гомен, Шишидо-сем…

- Шишидо, он знает каждое твое движение лучше собственных, так что будь спокоен, - Ошитари прервал младшего, обходя лавочку и направляясь к призывно махающему ему полотенцем с верхних трибун Мукахи. Перепрыгнув барьер, он обернулся: - Я бы сказал, что у вас проблемы скорее не в знании игры друг друга, - он сделал ударение на слове «игра», - а… несколько другого характера…

- Семпай! – Оотори вскинул на него взгляд. Ошитари невинно моргнул и закончил:

- Вам надо чуть больше общаться вне корта. Как мы с Гакуто… - и он стал подниматься дальше. Добравшись до партнера, Ошитари закинул руку гимнасту на плечи и они зашагали в сторону раздевалки. Чотаро покраснел еще больше, потому что определенные слухи о семпаях ходили по клубу с начала года.

- Пф, чертов гений, - голос Шишидо вывел Оотори из транса. – Думает, что все знает… Оотори, не хочешь сегодня потренировать подачу? Я знаю, где это можно сделать…

- Хай, семпай!

*

Протирая слипающиеся от недосыпания глаза, Чотаро вышел из раздевалки и зевнул. Он попросил капитана отпустить его немного раньше – из-за пропущенных во время тренировок Шишидо-семпая уроков музыки ему теперь нужно было быстро догонять класс и ходить на дополнительные занятия два раза в неделю. А в последние две недели, когда они с Шишидо каждый вечер тренировались в разрушенном здании, пытаясь выровнять подачу Чотаро, сил на скрипку или пианино дома уже не хватало – он просто падал в постель и мгновенно засыпал. И все равно не высыпался. Сны снились реже, но только потому, что на них просто не было сил. А когда снились, то выматывали еще больше, становясь все откровеннее, хоть и ни разу не переступили за грань. Чотаро снова зевнул и потянулся. "Срежу путь… будет на пару минут больше времени, чтобы подремать…"

Огибая раздевалку справа, снова не удержался от зевка и так и застыл с открытым ртом, не веря своим глазам. За раздевалкой были Ошитари-семпай и Мукахи-семпай. И выглядели они… достаточно компрометирующе. Гимнаст был зажат между партнером и стеной раздевалки, его ноги были сцеплены за спиной гения, руки царапали бы спину, не будь форменной футболки, голова откинута назад, на лице – высшая степень удовольствия, когда-либо виденная Чотаро. Одна рука Ошитари была под майкой Мукахи, вторая подтягивала вверх штанину его шорт. Лица гения Оотори не видел – оно было где-то в изгибе шеи партнера, только край круглых очков поблескивал из-под подбородка Гакуто. Руки Мукахи комкали рубашку Ошитари и в уголке глаза мелькнула слеза.

- Юуши, ну пожалуйста… - простонал он слабо. Ошитари оторвался от своего занятия и провел языком от ключицы до уха акробата.

С огромным трудом оторвавшись от этой картины, Чотаро, красный как рак, рванул к зданию школы. Сегодня он с легкостью сыграет полные страсти «Времена Года» Вивальди.

*

- Надеюсь, демонстрация была познавательной, Оотори-кун… - Ошитари опять подошел незаметно, когда никого не было рядом. Чотаро подумал, что скоро начнет целенаправленно держаться рядом с другими, только бы избежать таких вот внезапностей.

- Семпай! Этооо… - похоже, он опять краснеет. – Извините, семпай, я не специально! Я правда не хотел и я никому никогда не скаж-…

- Успокойся, Оотори, - Ошитари засмеялся и сел рядом на скамейку, с которой Чотаро опять наблюдал за игрой Шишидо и, на этот раз, Хиеши. – Как будто еще остались такие невинные как ты… - он устремил взгляд на корт и тоже стал следить за ходом игры. Чотаро уже по привычке впитывал каждое движение партнера. В определенный момент присутствие Ошитари и память о вчерашнем сделала свое черное дело.

- Семпай… а как… как это у вас началось? С Мукахи-семпаем? – очень тихо, практически на одном выдохе, спросил Чотаро. Ошитари услышал.

- Хммм… да как тебе сказать… просто как-то раз Гакуто подошел и сказал «Хочу»… - на лице старшего мелькнула мечтательная улыбка. – А я никогда не мог ему ни в чем отказать. Причем сознательно, - он повернулся и посмотрел в глаза Чотаро. – Ты тоже попробуй. Просто скажи, что хочешь его.

На щеках Чотаро вспыхнул румянец и он отвел глаза, снова глядя на играющего Шишидо.

- Он… он скажет мне «Хотеть не вредно»… - Оотори грустно улыбнулся. Ошитари хмыкнул и поднялся со скамейки. Отойдя на пару шагов вперед и засунув руки в карманы, он повернул голову и через плечо бросил:

- Вредно не получать то, что хочешь, Оотори-кун…

*

- Эй! У тебя получилось! – Шишидо подбежал к ошеломленному Чотаро и схватил его за плечи, встряхивая высокого мальчика и глядя ему прямо в глаза. Бездонные синие глаза смотрели на Чотаро с таким восхищением и триумфом, что в груди защемило и стало трудно дышать. – У тебя получилось, Чотаро!

Шишидо впервые назвал его по имени.

Вредно не получать то, что хочешь, Оотори-кун…

Не очень понимая, что делает, Чотаро перехватил плечи семпая и, подталкивая его к ближайшей стене, завладел его губами. Глаза Шишидо моментально сменили выражение на шок и Чотаро уже начал опасаться за свою жизнь, когда… восхищение вернулось во взгляд и на его поцелуй ответили. Сходя с ума, Чотаро аккуратно потянул Шишидо вниз (чтобы не упасть и не разбить голову о руины), смотря на него горящими глазами.

- Сем-… семпай… я… хочу тебя… это… ничего?

Шишидо опустился на колени рядом с кохаем и уткнулся ему в грудь лицом, тяжело дыша и комкая рубашку:

- Чертов гений… он и правда все знает…

@музыка: Oshitari Yuushi - Te~ Tsunago

@настроение: :new3:

@темы: мини-фест, fanfiction, Shishido Ryou, Oshitari Yuushi, Ootori Choutaro, Mukahi Gakuto, Hyoutei is LOVE

Комментарии
2009-12-31 в 14:52 

ハリウッドの妖精
*__* Мне понравилось, спасибо, хороший подарок к Новому Году)))) А НЦу не мне надо было, а сенпаю... Да и просьба его, а моё было только часть с выполнением чужой заявки ^^"""

2009-12-31 в 15:01 

Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Аффтар, я в кавае))) Спасибо огромное)))

2009-12-31 в 15:02 

Levittra_Hazard
ハリウッドの妖精
А вот и сенпай....

2009-12-31 в 15:04 

Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard
А тож XDD
Теперь я знаю как решать проблемы ... "хочу"... надо опробовать XDDD

2009-12-31 в 15:20 

[氷の中燃える炎] || [Это Хётей, детка! Добро пожаловать в реальность!] || [It’s sexual deviancy to have a voice fetish, right?]
Levittra_Hazard, Hakufu Sonsaku
ну я рад, да )))

Теперь я знаю как решать проблемы ... "хочу"... надо опробовать XDDD
:-D мне помогает ))

2009-12-31 в 15:26 

ハリウッドの妖精
Hakufu Sonsaku
Гаку-чан, ты поосторожнее...Умоляю... Мне его жалко..... ==

Джи-чан
Ошитари, я Вам искренне сочувствую, он же скажет....

2009-12-31 в 15:29 

Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Levittra_Hazard
Легко!!!
Джи-чан
Хааааааааааачууууууууууууууууууу!!!!!!!!!!!!!!

2009-12-31 в 15:32 

[氷の中燃える炎] || [Это Хётей, детка! Добро пожаловать в реальность!] || [It’s sexual deviancy to have a voice fetish, right?]
Levittra_Hazard
да, я сегодня притормаживаю ХD

Hakufu Sonsaku
я подумаю ))

2009-12-31 в 15:34 

Утро. Понедельник. Начальник спрашивает: — У тебя глаза красные. Пил, что ли? — Нет! По работе скучал, плакал!
Джи-чан
Гений, блиииин... нууууууу, Юушиииииииииииииииии........ XD

2009-12-31 в 15:34 

ハリウッドの妖精
Джи-чан
Улиткам можно :-D

2009-12-31 в 17:41 

Om mani peme hung
Охохо... вторая часть.. ммм.. какие знакоооомые слова, Джи, про "хочешь" и "вредно" *айброу* Х))))))))

*______* Мурчик в кавае от концовки...
Так и знал, ТАК И знал XD

2009-12-31 в 17:46 

[氷の中燃える炎] || [Это Хётей, детка! Добро пожаловать в реальность!] || [It’s sexual deviancy to have a voice fetish, right?]
Yukimura Seiichi
:rolleyes:

Так и знал, ТАК И знал XD
ты слишком хорошо меня знаешь чтобы я мог тебя тут удивить ))

2009-12-31 в 17:49 

shitty novice
Om mani peme hung
Джи-чан
:-D

ты слишком хорошо меня знаешь чтобы я мог тебя тут удивить ))
*злобненько хихикает*

   

氷帝学園テニスブ - Hyoutei Junior High Tennis Club

главная